Рубрики‎ > ‎Політика‎ > ‎

Мой удивительный край. (Автор:Степова Олена)

опубліковано 26 лист. 2014 р., 13:07 Степан Гринчишин   [ оновлено 11 груд. 2014 р., 10:27 ]

Луганские водители маршруток в знак протеста переходят на украинский язык

 

Сегодня в магазине покупаю кильку. Мороженную. Девушка вежливо и спокойно расфасовывает мне по кулечкам. Беру 5 кг, по 1кг на каждого подопечного пенсионера. Килька сейчас самый дешевый продукт, да и полезный. И суп можно сварить, и поджарку по типу консервов сделать. К прилавку подходит мужчина просит, чтобы не ждать, буханку хлеба. Я соглашаюсь, мне еще паковаться долго. Всё делаю машинально. Голова, как всегда забита проблемами и их решениями, это уже сейчас нормальное состояние здесь. Не сразу понимаю, что необычного в диалоге мужчины и продавца, а когда до меня доходит…. Впадаю в ступор. Он разговаривает на украинском. В центре города. Луганда. 2014 год.

 

Выражение лица было у меня достаточно красноречиво. Уверена, так глупо я в своей жизни еще никогда не выглядела.

 

Из ступора меня вывел тот же мужчина, который заметив моё эмоционально-мимическое состояние, обратился уже ко мне:

 

-Я бачу дівчина мабуть руських шанує, побачила бандерівця та злякалась, що так дивиться на мене.

 

- Дівчина мало не зомліла, коли почула українську, – вже відповіла я йому.

 

Он рассмеялся:

 

- О, то ти своя, бандерівка, а я вже злякався, що така гарненька і вата – сересер, –он повернулся к продавцу, которая не реагируя на наш разговор, занималась своей работой,

 

- Катруся, налий ще мені пива, не заперечуєш? – спросил он у меня

 

- Так, вам, що завгодно, – я сияла, как новая гривня.

 

- А ви знаєте, як москалі називають наше пиво, – обратился он ко мне.

 

- Пи-и-и-во! - протянули мы хором и рассмеялись.

 

- Ви звідки тут, – я осмелела, – будьте обачні, у нас …

Он не дал мне договорить:

 

- Тобі кажу, бо своя, я местный. Вон, с маршрутки, – он перешел на русский, – просто заколебало всё, решили с мужиками, как протест против дебилизма, на украинском говорить, каждый день теперь читаю, учу, произношение слушаю. Так набандэрився, – он смеётся, – як-то кажуть, останивка за углом, а ти, москалику, злазь, приїхали. А ты заметила, что в маршрутках шансон не играет, вот, тоже наше решение. Если блатняк слушаешь, сеп и ватник…

 

… Мой город, мой странный, возможно ещё непонятый или до конца неизученный мною город, как же ты умеешь удивлять. И главное в нужное время, когда уже руки опускаются, когда чернота перекрывает кислород, а ты, вот, раз и солнышком, и мовою, и верой. Будем жить!