Время "людоедов" Частина V.

опубліковано 18 січ. 2015 р., 11:08 Степан Гринчишин   [ оновлено 4 лют. 2015 р., 08:45 ]

http://www.voxpopuli.kz/history/354-vremya-lyudoedov.html

 

 Участник Кенгирского восстания Иван Иванович Карпинский был заключенным Степлага.

- Сам я с Украины. Меня арестовали за чтение буржуазной литературы. Это была книга по истории Украины. За это мне дали 25 лет лагерей. А мне самому было только 19… Так я попал в поселок Кенгир, заключенные которого строили Жезказган. В основном там была молодежь с Украины, прибалты и власовцы.

 

 - Охрана лютовала. Заключенных убивали без причины. На Пасху охрана обстреляла колонну с зэками. На следующий день весь лагерь не вышел на работу. К нам в лагерь прислали урок. Уголовников. Для того, чтобы они нас поубивали. Но мы им этого не дали сделать. Тогда в бойне погибло 15 человек. Это был предел...

 

 

- 16 мая 1954 года мы заблокировали лагерь и потребовали смену режима лагеря. 42 дня мы держали оборону. А 26 июня на нас с самолета скинули несколько фугасов. А потом в лагерь вошли танки. Они стреляли по баракам, давили людей. Вся земля была в крови. Не пожалели ни детей, ни женщин

На вопрос: "Как вы выжили?", Иван Иванович заплакал...

 

 - Нас повезли убивать в вагонах для руды. Хотели скинуть в шахту. Пятнадцать минут мы висели над пропастью. Нажали бы кнопку – и 40 метров вниз. Но в последний момент изменили решение. И вот так я выжил…

 

 - Здесь я со своими сокамерниками в 1954 году. До сих пор тяжелые воспоминания не дают покоя, и из памяти не вычеркнуть четыре года настоящего ада.

 

 

  Условия жизни женщин не отличались от мужских. Та же грязь. Тот же голод. Та же безнадега

 

 Было только одно преимущество – женщин практически не расстреливали

 

 Полина Петровна Остапчук, бывшая заключенная Карлага.

– Я с Украины. После войны голодали мы сильно, и я собирала деньги на государственный заем после войны. По 50 рублей. Большие деньги тогда были. Заступилась перед начальством за вдову с четырьмя детьми, чтобы у нее денег не брали. За это мне дали 10 лет. Приписали мне работу на американскую разведку. Не давали спать неделю, и я все подписала.

  

- В 1948 году меня отправили в Спасск. Там я пробыла 4 года. Выжила чудом. Потом был Актас. Летом стройка, зимой завод. 4 года на отбойном молотке. А вышла я уже в 1956, отсидев 8 лет.

 

  - По молодости я была видной девушкой, за мной начал ухаживать комендант лагеря. Четыре месяца ходил за мной, но я на его ухаживания не отвечала, тогда он пригрозил мне устроить "трамвай" - это когда 11 мужчин насилуют, а 12 идет больной сифилисом. Одну девушку так заразили и она вскоре умерла. Мне пришлось согласиться, чтобы сохранить жизнь. Так на зоне я лишилась девственности и родила первого сына...

 

  Во время заключения Полина Петровна наблюдала за тем, как один художник рисовал картины и, наблюдая, училась рисовать сама.

 

 

 Полина Петровна показывает место своего заключения, нарисованное по памяти.

- Помирали много. С нашего отделения в Спасске по пять гробов в сутки вывозили. Гробы были легкие – настолько люди были истощены. И беспредел был. Женщин насиловали, пытали людей. Но, слава Богу, все это уже давно прошло.