Мл. лейтенант МГБ Кружалов совершал провокационные убийства

опубліковано 21 вер. 2013 р., 09:05 Степан Гринчишин   [ оновлено 30 вер. 2013 р., 11:25 ]

Літопис нескореної України: Документи, матеріали, спогади.

Книга ІІ. Документ № 113

 

31 декабря 1948 г.

Совершенно секретно

 

Министру Государственной Безопасности УССР

генерал-лейтенанту товарищу Савченко

Здесь

Копия: Секретарю ЦК КП(б)Украины

товарищу Епишеву А. А.

Здесь к № 3/005326 от 20.VІІ.1948 г.

 

В процессе расследования дела по обвинению ст. сержанта (далі також мол. лейтенант) 91 с. п. войск МГБ Оганян Сарибек Ерамовича в преступлении, предусмотренном ст. 206-15 п. „б УК УССР, Военной Прокуратурой было установлено, что пом. оперуполномоченного Дрогобычского райотдела МГБ мл. лейтенант Кружалов и находившиеся у него в подчинении работники органов МГБ, прикомандированные из других областей СССР, в сентябре-октябре 1947 года, в селах Гаи-Выжни, Гаи-Нижни и Делява, Дрогобычского района, систематически допускали грубейшие нарушения социалистической законности, а именно:

 

1. В октябре 1947 года Кружалов, вместе с мл. лейтенантом Оганян задержал без всяких к тому оснований гр-ку Борис Терезу, рожд. 1930 г., которую во время допроса садистски истязали: раздели до нага, связали ремнем руки, душили за горло и избивали.

Спустя два дня, Борис Тереза была освобождена из-под стражи.

 

2. В ночь на 24 октября 1947 года в с. Гаи-Выжни, Кружалов организовал провокационный расстрел неизвестного гражданина, а затем сфальсифицировал акт о том, что, якобы, задержанный, являвшийся бандитом УПА Гук Михаилом Павловичем, был убит при попытке к бегству.

 

3. 17 сентября 1947 г., по указанию Кружалова, солдатом 91 с. п. Федотовым была убита учительница села Делява – Владычина Н. М., подозревавшаяся в связях с ОУНовским подпольем, а принадлежавшее ей имущество было разграблено Кружаловым, Щербаковнм и другими работниками МГБ.

 

4. Находясь в селах Делява, Гаи-Выжни и Гаи-Нижни, Кружалов предлагал подчиненным ему оперативным работникам, прикомандированным из других областей СССР, совершать провокационные убийства граждан, а затем подкладывать к трупам оружие, антисоветские листовки и списывать убитых, как бандитов УПА

5. В этих же селах, оформляя дела на выселение семей участников ОУН и УПА Кружалов давал указание прикомандированным оперработникам и лично сам фальсифицировал документы, составлял протоколы допроса и агентурные донесения от имени несуществующих лиц.

 

Материалы, изобличающие Кружалова, Карпова и других лиц в совершении указанных выше преступлениях 23 марта 1948 года были направлены в Особую инспекцию УМГБ Дрогобычской области, а соучастник преступлений Кружалова, военнослужащии Оганян С. Е. был предан суду и 15 февраля 1948 г. военным трибуналом осужден к 10 годам лишения свободы.

 

Вместо объективного и оперативного расследования материалов о преступной деятельности Кружалова и других лиц, Особая инспекция УМГБ Дрогобычской области следствие по настоящему делу заволокитила.

 

Расследование было закончено лишь 17 ноября 1948 г., т. е. спустя 8 месяцев с момента поступления материалов в Особую инспекцию, причем, в процессе следствия не были использованы имеющиеся в деле улики для изобличения преступника который в корыстных, карьеристических целях грубо попирал советскую законность и провоцировал подчиненных ему оперативных работников на совершение тяжких преступлении.

 

Тем не менее, в результате расследования, Особая инспекция УМГБ Дрогобычской области все же вынуждена была прийти к выводу, что Кружалов совершил следующие преступления:

 

а) Составил фиктивный акт об убийстве „при попытке к побегу" задержанного „участника банды Гук М. П", тогда как провокационный расстрел задержанного был организован заранее и осуществлен в присутствии Кружалова сержантом Оганян и солдатами Хорошайловым и Федотовым.

 

б) Склонял подчиненных ему оперработников Щербакова, Карпова и Довганюка совершать провокационные убийства местных жителей и к трупам подбрасывать антисоветские листовки и оружие;

 

в) Требовал от прикомандированных к нему оперработников Щербакова, Нестерова, Карпова и других фальсифицировать материалы учетных дел на выселение членов семей участников ОУН, УПА.

 

Несмотря на доказанность совершения Кружаловым перечисленных выше тяжких уголовных преступлений, Особая инспекция УМГБ дело в отношении Кружалова в уголовном порядке прекратила, ограничившись дисциплинарным его арестом на 20 суток.

 

Подобное решение Особой инспекции и руководства УМГБ Дрогобычской области мотивировалось тем, что Кружалов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1948 г. награжден орденом Отечественной войны I степени.

 

Однако, ссылаясь на награждение Кружалова правительственной наградой Особая инспекция, признанием вины Кружалова в фальсификации акта об убийстве задержанного и в совершении других провокационных действий, признала и факт незаконного представления руководством УМГБ преступника Кружалова к правительственной награде.

 

Как уже указывалось выше, материалы о преступной деятельности Кружалова поступили в Особую Инспекцию отдела кадров УМГБ Дрогобычской области в марте 1948 года. Следовательно, к моменту рассмотрения в Президиуме Верховного Совета СССР наградных материалов, руководству УМГБ было известно, в каких преступлениях обвиняется Кружалов.

 

Что же касается существа дела Кружалова, то из прилагаемых при этом материалов расследования видно, что Особая инспекция УМГБ вовсе не была заинтересована в разоблачении злостного фальсификатора и нарушителя социалистической законности, каковым является Кружалов.

 

Из показаний солдат Хорошайлова и Федотова, непосредственных исполнителей убийства неизвестного задержанного, видно, что неизвестный, которого Кружалов искусственно сделал „бандитом ГУК М. П." не являлся местным жителем, а прибыл в Дрогобычскую область из другой местности и называл себя молдаванином.

 

О том, что неизвестный не являлся местным жителем, подтвердил на допросе и сержант Патока, который лично проверял документа задержанного, у которого имелся паспорт, выданный в Коми АССР.

 

На то, что расстрелянный не являлся бандитом Гук М. П., так же указывает и тот факт что в с. Гай Выжни неизвестный находился не один, а с несовершеннолетним братом, которого Кружалов, после убийства задержанного, немедленно выдворил из села.

 

Уже после окончания расследования, по моему предложению, была проведена графическая экспертиза, которая установила, что надписи на листовке, якобы, изъятой у неизвестного и подписи на протоколе допроса Гук М. П. исполнены одним лицом левой рукой и есть основание полагать, что все эти надписи и подписи исполнил Кружалов.

 

Таким образом, я считаю установленным, что Кружалов не только сфальсифицировал акт об убийстве неизвестного (названного им Гук М. П.), но и сфальсифицировал протокол допроса от имени Гук М. П„ учинил подложенные надписи на листовке и фотокарточках и организовал расстрел незаконно задержанного неизвестного.

 

Обстоятельства убийства учительницы Владычной так же расследованы плохо. Основной свидетель по этому эпизоду – сотрудник МГБ Карпов допрошен поверхностно. Как и по другим эпизодам Карпову нужно было бы провести очную ставку с Кружаловым, чего сделано не было. В связи с тем, что протокол допроса от имени Гук сфальсифицирован, необходимо провести экспертизу подписей Владычиной и т. п.

 

В процессе расследования дела Особой инспекцией искусственно затушеван вопрос о фальсификации Кружаловым материалов на выселение членов семей участников ОУН. Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники МГБ Карпов, Нестеров и другие утверждают, что Кружалов и они по указанию Кружалова фальсифицировали материалы. Тем не менее, созданная для проверки комиссия, к проверке этих дел подошла формально и по существу их не проверила.

 

Суммируя изложенное выше, прихожу к заключению, что дело о преступлениях Кружалова прекращено совершенно необоснованно и что вместо уголовного наказания по закону, преступник Кружалов был незаконно представлен к правительственной награде и вследствие этого награжден орденом Отечественной войны І степени.

 

Направляя Вам дело по обвинению Кружалова, прошу поручить особой инспекции МГБ УССР провести доследование дела Кружалова и предать суду Военного Трибунала.

 

Приложение: Дело по обвинению Кружалова на „ "* лист., материалы расследования на Гук М. П. на „ " лист, и Владычиной Н. М. на „ "* лист, и заключение графической экспертизы на „ " лист. – только для МГБ УССР.

 

Военный прокурор войск МВД Украинского Округа

полковник юстиции                  (подпись) Кошарский

 

ЦДАГОУ, Ф. 1, оп. 23, спр. 5983, арк. 2-5.