Рубрики‎ > ‎Хто є хто‎ > ‎

Легко сказать "Не бояться". (Автор: Александр Зеличенко)

опубліковано 23 серп. 2015 р., 05:32 Степан Гринчишин   [ оновлено 26 вер. 2015 р., 01:27 ]

Последнее слово Олега Сенцова, русского украинского патриота, режиссера, которого мы с вами, дорогие друзья, после того, как оттяпали у братского народа наш Крым, схватили, судим и, принимая во внимание запрошенные для него прокурором 23 года строгого режима, вознамерились убить, чтобы другим неповадно было, так вот, слово это Сенцова – просто гимн человеческому достоинству.

 

Собственно, достоинство – то и нетерпимо для нас с вами, дорогие соотечественники. За достоинство мы с вами, дорогие россияне, Сенцова и казним.

 

Не любим мы очень это слово. А дело – еще больше не любим. Вот "Ты этого достойна", чтобы втюхать очередной дурехе очередное барахло, – это нам нравится, это мы любим. А достоинство – нет. Не любим. Совсем не любим. Просто, как услышим, кушать не можем.

 

Почему? По разным причинам. Для власти это нож в сердце в буквальном смысле: не позволит чувство собственного достоинства терпеть такую власть.

 

Но оно не только для власти неприятно, достоинство. Оно и для нас неприятно. Во-первых, завидно: у них есть, а у нас нет. А во-вторых – дорогая эта штука. Достоинство. За нее платить надо. А не хочется.

 

Поэтому так мало голосов и звучит у нас в защиту Олега Сенцова, убиваемого нами, родные мои, не за что. За патриотизм, за преданность своей стране, за неприятие нашей подлости. Вот поляки возмутились. Письмо написали. Вайда подписал. Ольбрыхский. А наши? А где наши? У нас ведь тоже были и большие режиссеры, и большие актеры. Что – они не понимают чего-то? Понимают. Но молчат. Впрочем, молчат и не-режиссеры. Почему? Кто-то, кто поглупей и попроще, сумел договориться со своей совестью. А остальные? А остальные боятся.

 

И попробуй их в этом упрекнуть. Язык не повернется. Ведь как не бояться? Ведь голову свернут. У наших в этом деле опыт огромный. Многовековой. Коммунисты в деле растаптывания совести были мастера, конечно, непревзойденные – венец эволюции. Эффективный менеджер здесь постарался на славу. Да и учеников оставил под стать учителю. Но ведь и до коммунистов российская власть, да что там власть – общество российское было мало терпимо к проявлениям чувства собственного достоинства. Вы наши отцы – мы ваши дети. И так везде: в церкви, во дворце, в поместье, в армии... Слуга царю, отец солдатам. Жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнить. Матрица – не матрица, а прожили мы с этим огромный кусок нашей истории. И сейчас продолжаем жить.

 

И никакие деньги не помогут, никакая сила. Примеров – без счета. Устанешь приводить. А если нет ни денег, ни силы. Ни известности. Чтобы шум поднялся. Сгноят по-тихому. И всё. По заветам лучшего друга и учителя советских чекистов. И никто не узнает...

 

Так что – как не бояться? Хочешь жить – умей бояться. Достоинство – это роскошь, которую у нас себе не может позволить никто. Будь он хоть вторым человеком в государстве. Да, что вторым – будь он хоть первым. Начни только он, первый то есть, жить не по понятиям, а по совести, сразу же первым быть перестанет. Окружение того не стерпит. Чтоб казнил-жаловал – это сколько угодно. А чтоб по совести, чтоб достойно – нет, невозможно. Обидно, понимаешь. Мы грязные животные, а ты, как лилея. Мы мелкие козявки и подлецы, а ты Каин и Манфред. Вот так чувство собственного достоинства у нас работает: чтобы другой был не лучше нас. А наоборот – чтоб мы были не хуже другого – это никак.

 

Где выход? Где выход, когда бояться – условие социального выживания? Если даже и не физического, то профессионального для многих профессий – это уж точно. Та же режиссура – она же денег требует. И больших. Много ты без денег нарежиссируешь? Попробуй-ка здесь заступиться за собрата. Пусть ты и понимаешь, что его подлейшим образом убивают на твоих глазах.

 

А выход простой. И это всё тот же самый выход, который решает едва ли не все наши проблемы. Этот выход – объединение. Чтобы противостоять объединенным плохим людям, хорошим нужно объединиться. Это еще Толстой устами Пьера сказал. Ничего нового.

 

Вопрос в другом – как объединяться? Но и это вопрос не безумно сложный. Объединяться нужно вокруг правильных идей. И вокруг правильных людей в той мере, в какой они правильные идеи воплощают.

 

Это не прекраснодушный призыв – такое объединение происходит уже. Мы видим его в социальных сетях. И видим, как панически боится его власть. Со всеми своими надзорами, народными фронтами, ольгинцами и антимайданцами. Но сегодня объединение происходит стихийно и от того не слишком, не достаточно быстро. Чтобы ускорить этот процесс, нужно сделать его осознанным и целенаправленным.

 

Вот это и есть то главное, что нам нужно сделать сегодня. Чтобы "не надо, люди, бояться" перестало быть призывом к суициду. И чтобы власть не убивала таких прекрасных людей, как Олег Сенцов. И чтобы нам не нужно было так мучительно-стыдно переживать свое бессилие и свое вынужденное соучастие, наблюдая подобные казни.