Они приехали убивать и воровать?

опубліковано 16 лип. 2013 р., 11:54 Степан Гринчишин   [ оновлено 24 лип. 2013 р., 11:24 ]

Літопис нескореної України: Документи, матеріали, спогади.

Книга ІІ. Документ № 93

 

26 февраля 1947 г.

Совершенно секретно

 

Инструктору ЦК КП(б) Украины

товарищу Ткач – (лично)

 

На поставленные мне вопросы в отношении нарушения советской законности, расхищения социалистической собственности, присвоении материальных ценностей и использование своего служебного положения в личных интересах, допущенных некоторыми работниками управления МВД по Львовской области, могу пояснить следующее:

 

1. О нарушении советской законности.

В погоне за внешними показателями в карьеристических целях бывшим начальником управления МВД по Львовской области комиссаром милиции 2-го ранга Грушко неоднократно давались указания работникам управления МВД и райотделам МВД по работе, явно противоречащих директивам и распоряжениям МВД СССР и МВД УССР.

 

Факты: а) несмотря на неоднократные протесты с моей стороны, заместителя начальника ОББ по следствию майора Абрамова и бывшего начальника 1-го спецотдела подполковника Володарского, по распоряжению Грушко райотделам МВД до 15-го августа 1945 года была представлена возможность производить самостоятельные аресты без всякого, даже последующего согласования с управлением МВД.

 

В результате этого указания райотделами МВД были допущены незаконные аресты и другие виды нарушения советской законности. Эти указания еще до сих пор дают себя чувствовать в следственной работе.

 

б) В конце 1944 и начале 1945 года было получено распоряжение МВД УССР произвести операцию по изъятию контрреволюционного элемента.

 

До начала операции Грушко на совещании руководящих работников УМВД дал явно нарушающие советскую законность указания:

 

1. Арестовать по городу Львову не менее 7 тысяч человек, не имея на это никаких оснований и материалов (в действительности в эту операцию было арестовано по материалам только 497 человек).

 

2. Арест производить по спискам с последующим оформлением.

 

3. Опись имущества арестованных в момент операции не производить, а произвести таковую позднее.

 

В результате такой установки были допущены недостаточно обоснованные аресты. Оформление следственных дел затянулось. Процессуальные нормы УПК нарушались. Кроме того, были созданы условия для присвоения материальных ценностей арестованных. На указанном выше совещании присутствовали быв. начальник 1-го спецотдела УМВД – Володарский, его заместитель Логинов, быв. зам. начальника ОББ – Свиридов и другие.

 

в) Министр внутренних дел УССР генерал-лейтенант тов. Строкач неоднократно предупреждал о недопущении случаев применения физического воздействия при допросах арестованных. Несмотря на это, Грушко давал начальникам райотделов МВД указания применять физические методы допросов. Это по-моему и привело к прямому произволу в ряде райотделов МВД – (самовольные расстрелы и избиения).

 

Достаточно указать на такой факт, который подтверждает этот произвол: в Олесском РО МВД во время допроса был избит арестованный до такого состояния, что тут же умер стуле (Йдеться про замордованого повстанця Левка Якимовича Дмитріва («Нечая») із с. Ожидова).

 

Вместо расследования этого возмутительного факта и привлечения к ответственности, Грушко ограничился примерно следующей резолюцией на шифрограмме начальника РОМВД – Рябова и заместителя начальника УМВД – Курищенко.

 

«ОББ – Застав дураков богу молиться, они и лоб рады разбить». Об этом факте я информировал инструктора ЦК КП(б)У тов. Богомолова и парторганизациюУМВД.

 

Характерно, что быв. начальник Олесского РО МВД – Рябов все время находился под защитой Грушко и Курищенко, в таком же положений находились и некоторые другие начальники РО МВД. Поэтому творимые преступления Рябовым и другими оставались долгое время без реагирования. Это я объясняю только тем, что Грушко и Курищенко задобривались материальными ценностями, изъятыми у арестованных (ковры, аккордеоны, продукты питания и другие предмета).

 

Грушко сам лично неоднократно в присутствии сотрудников избивал задержанных и арестованных, чем давал повод и другим.

 

В конце 1946 года мною проводилась операция в селе Ново-Яжув Яворовского района, где после перестрелки были убиты четыре бандита. Арестованный мною и доставленный в РОМВД гр-н Петришин Иван – хозяин дома, где были бандиты, был избит Грушко в присутствии меня, нач. РО МВД, его заместителя и других.

 

2. Расхищение социалистической собственности.

а) На протяжении 1945-1946 г.г. по распоряжению Грушко имели место неоднократные выезды работников хозо УМВД на машинах заграницу, главным образом в Германию. Ездили заграницу быв. комендант УМВД – Майстеров, быв. начальник АТО хозо УМВД – Муратов, механик АТО хозо – Кобзев и другие.

 

Помимо автомашин из заграницы привозились: ковры, шерстяные ткани и другие промтовары, куда эти товары девались, покрыто мраком неизвестности. Часть ковров и других предметов переданы или «проданы» Грушко, Степанченко и Чумакову. Для того, чтобы избежать вокруг этого разговоров и скрыть действительное растранжиривание ценностей, по указанию Грушко комендантом Майстеровым были проданы работникам УМВД, в том числе мне, несколько отрезов клеенки на плащ по 50 рублей отрез.

 

б) Для руководства работой по изъятию промышленных товаров, привозимых из заграницы, в эшелонах и поездах военнослужащими сверх установленных норм, был назначен Грушко, его заместитель Курищенко. Зная о том, что Курищенко вообще не чист на руку, все же ему была поручена эта работа. В результате чего, Курищенко присвоил на сотни тысяч рублей изъятых материальных ценностей. За что был исключен из партии. Много изъятых предметов до поступления в реализацию были подменены. Вообще с этим делом не плохо было бы подробно разобраться, т. к. такие как Грушко, Курищенко крепко погрели здесь руки, хапали все, что попадалось.

 

Некоторые подробности порядка изъятия, по-моему, известны быв. работнику отдела спецперевозок МВД тов. Гуляеву, ныне находящемуся в том же отделе в Киеве.

 

Об этих и многих других расхищениях и присвоениях неоднократно ставился вопрос перед Грушко, но мер никаких принято не было до разбора Курищенко в партийном порядке.

 

в) Имели место случаи, когда Курищенко, пользуясь своим положением, брал со склада хозо ценные предметы – фотоаппараты, аккордеоны и другие, и на это никто не обращал внимание.

 

При выездах в районы Грушко и Курищенко не стеснялись забирать предметы, которые им понравились. В Рава-Руском РОМВД Грушко был взят ковер у бывшего начальника Малышева, несмотря на предупреждение, что этот ковер из конфискатов. Изымались предметы, спирт и т. д. в Олесском, Поморянском и других райотделах МВД. По непроверенным данным, Курищенко во время операции в Олесском районе присвоил крупную сумму денег. Подробности об этом известны заместителю начальника УМВД полковнику Седову. Эти действия со стороны Грушко и Курищенко давали повод к злоупотреблениям некоторых работников РОМВД и УМВД.

 

3. Использование своего служебного положения в личных интересах.

На службе Грушко окружил себя подхалимами, которые прикрывали свою бездеятельность, а зачастую и преступления подачками.

 

Факты: в УТЛК УМВД неоднократно совершались массовые побеги, незаконные освобождения заключенных и т. д. Все это оставалось без реагирования, т. к. начальник УТЛК УМВД – Петровский «снабжал» всем чем угодно Грушко и его семью. Такие же «снабжения» производились за счет государства начальником ОДББ УМВД – Мачера, начальником ХОЗО УМВД – Чумаковым, ответственным секретарем «Динамо» Сичиневичем.

 

Здесь наличествовала полная семейственность. Грушко попал в материальную зависимость указанных лиц. А поэтому, вполне естественно, эти лица находились на лучшем счету и поощрялись по службе.

 

Совершенно не случайно весь аппарат УМВД называл начальника ХОЗО УМВД Чумакова первым заместителем Грушко, а Петровского вторым. Помимо полагающего снабжения, Грушко получал из ХОЗО УМВД и спецторга сразу десятки промтоварных ордеров (партбилет № 2214194 26 февраля 1947 года) и отбирал лучшие товары.

 

В то время, когда сотрудники УМВД обеспечивались очень плохо, Грушко ухитрялся получать, вернее хапать везде. По неизвестной причине Грушко весьма часто менял своих адъютантов, как видно, тоже с определенной целью. Причем некоторые из них быстро продвигались по службе (Тканич, Демидов, Краснов, Долгий, Плетенец и др.)

 

Характерно отметить такой факт, когда пойманный с поличным взяточник и проходимец бывший инспектор ХОЗО УМВД – Вильф не был привлечен к уголовной ответственности и скрылся по непроверенным данным заграницу.

 

Оперативной работой Грушко не интересовался. Оперативной обстановки в области по существу не знал. За все время ни разу не руководил операциями по борьбе с бандитизмом, да ему и некогда было этим заниматься. В районы выезжал редко, помощи в работе по борьбе с бандитизмом и оуновским подпольем не оказывал. Зачастую результаты хорошо проводимой операции присваивал себе, в то время когда сам никакого участия не принимал.

 

Иногда некоторые факты доходили до анекдотов. Так, Грушко имел в своем распоряжении 4-5 автомашин для личного пользования, в то время когда в ОББ для опеыративной работы не было не одной.

 

Грушко часто бравировал своими связями среди ответственных работников Москвы и Ленинграда, своим званием и положением, чем по существу прямо запугивал работников УМВД, чтобы не вскрывали указанных безобразий.

 

Изложенные мною факты отражают только незначительную часть всего того, что творилось в УМВД по Львовской области. Многие факты мне неизвестны, т. к. в большинстве случаев я находился в районах.

 

В управлений МВД по Львовской области я работал с августа 1944 года по май 1946 года в должности ст. нач. ОББ.

 

Член ВКП(б)       подпись (Костачев)

ЦДАГОУ. Ф. І, оп. 75, спр. 115, арк. 45-51.