Чому енкаведисти пьянствовали?

опубліковано 12 черв. 2013 р., 11:02 Степан Гринчишин

Літопис нескореної України: Документи, матеріали, спогади.

Книга І. Документ № 128

О проверке реализации решений ЦК КП(б)У от 10 января 1945 года и бюро обкома КП(б)У от 18 января 1945 года о борьбе с бандами украинско-немецких националистов в Сколевском районе

 

При проверке на месте выполнения решений ЦК КП(б)У от 10 января с г. и бюро обкома КП(б)У от 18 января с. г. о борьбе с бандитами украинско-немецких националистов в Сколевском районе выявлено:

 

что район к этому важнейшему мероприятию – борьбы с бандитами украинско-немецких националистов, учету населения – отнесся формально. Этой работы по-настоящему не организовал и никаких реальных результатов не добился;

 

группы для посылки в сельсоветы по учету населения организованы из второстепенных и технических работников аппарата учреждений, а из руководящих работников партактива никто в села не посылался. Было выделено три группы – каждая по 7-8 человек, и в эти группы не были влиты вооруженные люди ни из НКВД, ни из НКГБ, ни из райвоенкомата, а лишь были влиты в эти группы по 6-7 чел. из местного истребительного батальона в то время, когда в районе, при проверке, оказалось 123 вооруженных человека. Руководящие работники райотделов НКВД и НКГБ в села не выезжают, а для проведения операций выделяют незначительное количество людей, уполномочивая для руководства операциями второстепенных работников.

 

После областного совещания не проведена ни одна операция, которая дала бы какие-либо реальные результаты, а наоборот, такая безответственная организация компрометировала работу по проведению борьбы с бандами украинско-немецких националистов.

 

Например, на 22 декабря с. г. была намечена операция в Стынява-Нижняя. Все люди, выделенные в эту оперативную группу, перепились и вместо борьбы с бандитами занялись мародерством и начали громить церковь. В селе Корча при наметке проведения операции – тоже явились пьяные, занялись грабежом, снимали часы у селян. В этом уличаются старший оперуполномоченный райотдела НКВД Благодыр, изымавший полушубки у крестьян. Руководителем группы был выделен же самый Благодыр, который по сути дела никакой операции против банды не проводил.

 

В хуторе Ямельников работниками райвоенкомата было изъято у крестьян 4 коровы и 6 овец. Об этом крестьянами было заявлено райисполкому и райпрокурору, но со стороны последних никаких мер принято не было.

 

В помощь райотделу НКВД был послан т. Шевченко. 23 января с. г. в с. Семигинив, вместо работы по борьбе с бандитами, организовал там пьянку, никакой работы по учету населения не проводил, а взятых с собой «ястребков» использовал как личную охрану.

 

Начальник райотдела НКВД Белоусов не включился в работу по ликвидации банд, не знает состояния в районе, не занимается работой с агентурой, не насаждает проверенных агентов, вследствие чего зачастую эти «агенты» провоцируют их.

 

Например, 26 января с. г. поступило донесение о сосредоточении банды в количестве 700 человек с указанием места нахождения банды, а при проверке этого донесения на месте, оно оказалось неправдоподным.

 

27 января с. г. начальник РО НКВД Белоусов сообщил, что он наметил провести операцию в селе Каменка. Эта операция была сорвана, т. к. из людей никто не выехал.

 

За период после областного совещания, можно сказать, что никаких мероприятий по ликвидации банд не проводилось. Явилось самотеком по состоянию на 29 января с. г. 6 человек. Имеется арестованных по линии НКВД 11 человек и ни одного убитого бандита, в то время, когда в районе насчитывается 108 чел., не явившихся по призыву в РККА. Ни одной семьи бандитов не снято. С имеющимися ранее арестованными никакой работы не ведется по вербовке их на нашу сторону, дела следствием не закончены.

 

Начальник райотдела НКГБ Авилов также никакой работы, по сути дела, с бандитами не проводит. Систематически пьянствует.

 

Мною 27 января с. г. будучи в районе, было созвано совещание работников НКВД и НКГБ для намечания мероприятий по борьбе с бандами, но Авилов под предлогом, что ему надо связаться с агентами, ушел с совещания и, как выяснилось, он всю ночь пьянствовал.

 

Имел место и такой факт. В район прибыл из областного управления НКГБ Андрусенко для оказания помощи на месте. Вместо помощи, вместе с Авиловым, организовал пьянку на квартире Авилова и в пьяном виде открыли стрельбу прямо в квартире.

 

Как по линии НКВД, так и по линии НКГБ очень плохо поставлена работа с агентурой. В НКГБ мною было просмотрено дело одного агента по кличке «Озорной», заведенное в ноябре 1944 года, в котором указывалось где и в каких местах скрываются главари банд и их семейства, кто персонально оказывает им помощь продовольствием, а также передерживает бандитов. Этот материал использован не был.

 

В имеющейся при райотделе НКГБ камере находятся арестованные до 3-х месяцев и до настоящего времени никакого обвинения им не предъявлено. При чем все они арестованы без санкции прокурора.

 

В аппарат райотдела НКГБ присланы работники для постоянной работы, в том числе некий Ряднов – оперуполномоченный, который в работе симулирует, заявляет, что он прислан временно, заявляет всякие мотивы, чтобы уйти из района. Присланный в помощь представитель областного управления НКГБ Самохвалов решительных мер к налаживанию работы райотдела не принял.

 

Случаи бездействия и пьянки имеют место и среди райпартактива. Так, редактор райгазеты Богурский, напившись, пьяным был арестован НКВД и, когда его выпустили 28 января, обратно напился.

 

27 января с. г. мною было проведено совещание с находящимся в районе партактивом, на котором я ознакомил с решением бюро обкома от 25 января по Рудковскому району, а также на этом совещании были намечены мероприятия по перестройке работы, организации мощных оперативных групп, намечен план обработки сел и проведения учета населения с увязкой проведения репрессивных мер.

 

Отдельно проведено совещание с работниками райотделов НКВД, НКГБ и райвоенкомата. Работники этих органов включены в оперативные группы. Руководить оперативными группами выделен основной руководящий состав, секретари райкома КП(б)У, председатель райисполкома нач. райотделов НКГБ и райвоенком. План этих мероприятий утвержден райкомом партии, где намечен порядок исправления недочетов, имевших место в деле борьбы с бандами украинско-немецких националистов.

 

Этим же решением приняты меры партийного воздействия к отдельным работникам района. Начальнику райотдела НКГБ вынес строгий выговор с предупреждением с тем, если он в течении декады не перестроит работы по борьбе с бандами, то будет исключен из партии и предан суду. Начальнику райотдела НКВД Белоусову вынесен выговор и также предупреждение о персональной ответственности за ликвидацию банд в районе. Райвоенкому Бирюкову поставлено на вид.

 

Райком партии и его первый секретарь т. Чиников не принял надлежащих мер к выполнению решений ЦК КП(б)У и бюро обкома КП(б)У, не предъявил требовательности к членам партии, руководящим работникам, занимающихся пьянками, недостаточно требовал от членов партии выполнения поручений даваемых райкомом.

 

Присланный по решению обкома партии уполномоченный Стрийского ГК КП(б) У член партии Дуриманов, работающий в Укргазе, на село ехать отказался и из района сбежал. Уполномоченный обкома партии Плотницкий заболел, а т. Шерстюк не оказал достаточной помощи в налаживании работы. Шерстюк мною предупрежден, что если он не исправит положение дел в районе, о нем будет поставлен вопрос на бюро обкома партии.

 

28 января с. г. райпартактив совместно с работниками НКВД, НКГБ и райвоенкомата выехал с оперативными группами в намеченные села.

30 января 1945 года                           Д. Леженко

Державний архів Львівської області. Ф. Р 2022, оп. 2, спр. 27, арк. ІІ—14.